Институт русского языка им. В. В. Виноградова
 


Хроника постоянного научного семинара «Проблемы поэтического языка»

(Руководитель — д.ф.н.  Н. А. Фатеева)

[Текущие заседания]

13 мая 2014 года с докладом «Риторика общих мест в метапоэтическом дискурсе» выступила к.ф.н., доцент кафедры новейшей литературы и читательских практик МГПУ, сотрудник журнала «Знамя» Е. И. Воробьева (Евгения Вежлян).












В своем сообщении докладчица ставила перед собой задачу – на примере и исходя из анализа частного «кейса» металитературных высказываний в изданиях «Журнального зала» – вычленить те не «нетематизированные», но вместе с тем основополагающие для организации «литературного опыта» представления, которые социологи (И. Гофман) называют «фреймами» и которые определяют конфигурации взаимодействий акторов в зоне производства и рецепции текстов. В основе ее методологии лежит гипотеза о том, что современное «децентрированное» или даже «эксцентричное» положение литературы в социуме является вызовом для литературной теории в том смысле, что стирание границы между «писателями» и «читателями» делает нерелевантной даже такую «релятивную» модель литературности, какую предлагает Тынянов в своей концепции литературной эволюции, так как та точка зрения, которая позиционирует «центр» как «центр» и «периферию» как «периферию» (с ее растворением в области «литературного быта») – сама конструируется из исторически заданной и к моменту своего формулирования «безальтернативной» институциональной и системной позиции литературы.
На литературу, по мнению Вежлян, можно было (позволяя себе применить пространственную метафору) смотреть только «изнутри» и «исторически». Ресурсов для конструирования другой позиции не существовало. Современность позволяет посмотреть на литературу «извне», отбросив аксиологический предрассудок. В этой ситуации то, что ощущается сообществом «профессиональных литераторов» как «качественная литература» или «собственно литература» окажется как бы внутри некоторого круга связей и взаимодействий (причем это «внутри» не обозначает ни властной, ни центрирующей интенции). Таким образом, думает докладчица, можно осуществить латуровскую «пересборку литературного», рассматривая в все сообщества производителей текстов в равной мере и степени – как бы «с нуля».
В этой ситуации, предполагает докладчица, продуктивным начинать анализ с того, что обычно отбрасывается исследователями не только как «художественно малоценное», но и как в сущности неописуемое. Это обширная зона так называемого «банального» – текстов без свойств (так называемой «графомании»), в которых являют себя те инерционные механизмы, которые проявляют коллективные представления о действиях и процедурах, направленных на создание текстов и действующих в пространстве данного языка (культуры). Так «штамп» связывается с «фреймом».
В заключение докладчица отметила, что вопрос «Что такое литература?», направленный на переопределение свойств текстов либо на обстоятельства, в которых они переопределяются («аномия» Бурдье, например) переформулируется в вопрос «Как это – быть литератором?» или «Что делает литературу?» Анализ металитературных высказываний, как представляется докладчице, может быть фундаментом для предполагаемой «пересборки».

© ИРЯ РАН, 2014

Техническая поддержка: support@ruslang.ru

   

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН
119019, Москва, ул. Волхонка, д. 18/2.
Телефон: (+7 495) 695-26-60
Факс: (+7 495) 695-26-03
ruslang@ruslang.ru
Схема проезда
Российская академия наук