Семинар «Теория и практика авторской лексикографии»

[Титульная страница семинара]

23 сентября на очередном заседании семинара c докладом «"Тихий Дон": от частоты слова и частоты словосочетания к повтору мотива. Попытка измерить метафоричность лексикона писателя» выступил д.ф.н. М. Ю. Михеев.








М.Ю.Михеевым предлагается метод определения характерных черт, отличающих одного автора текста – писателя (или даже рядового пишущего, например, автора дневника) – от другого. Вводятся некоторые новые понятия, уточняются уже существующие и приводятся конкретные, их иллюстрирующие примеры: коэффициент специфичности слова или целого выражения в тексте художественного произведения – относительно корпуса уже существовавших до него текстов, а также положительный и отрицательный маркеры данного текста; мера метафоричности того или иного выражения; повтор, или «пульс» ключевого слова в тексте; при этом учитываются прецедентные метафоры, встречающиеся у более ранних авторов. Проект заявленной работы рассчитан на длительное время и охватывает составление полного словаря метафор по тексту «Тихого Дона».

На этом же заседании прошла презентация книги: Словарь языка русской поэзии XX века. Том III: З—Круг / Cост.: Григорьев В.П. (отв. ред.), Шестакова Л.Л. (отв. ред.), Колодяжная Л.И. (ред.), Бакеркина В.В., Гик А.В., Реутт Т.Е., Фатеева Н.А. М.: Языки славянских культур, 2008. – 792 с.

Представляя III том «Словаря языка русской поэзии XX века», Л.Л.Шестакова отметила особую его важность для всего авторского коллектива. Этот том посвящен памяти Виктора Петровича Григорьева, автора самой идеи Словаря, руководителя проекта в течение многих лет. Были сказаны слова благодарности рецензентам тома докторам филол. наук Ю.Б.Орлицкому и Т.Б.Радбилю, научному консультанту доктору филол. наук В.А.Плунгяну. Л.Л.Шестакова напомнила, что «Словарь языка русской поэзии XX века» – это многолетний проект, осуществляемый в Институте русского языка с середины 1990-х годов. Данный справочник относится к словарям поэтического языка эпохи – словарному типу, редкому не только в нашей, но и в зарубежной поэтической лексикографии. Словарь строится на материале произведений 10 выдающихся поэтов – Анненского, Ахматовой, Блока, Есенина, Кузмина, Мандельштама, Маяковского, Пастернака, Хлебникова, Цветаевой. Он, с одной стороны, отражает поэтический процесс рубежа XIX–XX веков, 1 половины XX века, с другой – дает развернутые портреты, своего рода биографии отдельных слов.

«Каждый новый том такого масштабного проекта, как «Словарь языка русской поэзии XX века», – сказала Л. Л. Шестакова, – имеет какие-то именно ему присущие черты, представляет собой некую конструкцию, в которой, кроме общего фундамента, просматриваются и специфические элементы». III том Словаря содержит около 7 тысяч статей очень разного объема. Ядро составляют статьи на высокочастотные слова, значимые в поэтическом языке в целом и в поэтическом языке выбранной эпохи в частности, например: заря, звезда, забытый, земля, зло, игра, идеал и идея, конец, красота. Каждая отдельная статья на такое слово дает возможность воссоздать (в обозначенных временных рамках) динамику использования его в поэзии, обнаружить лингвопоэтические проявления слова, соотнести его употребления в разных идиостилях и т. п. Л. Л. Шестакова показала это на конкретном примере, кратко разобрав словарную статью ЗАКАТ. Была дана и характеристика низкочастотных слов, встретившихся у одного-двух поэтов, например, инжир, инициалы, иноверка, инкогнито. По словам такого рода легко прослеживать лексические предпочтения авторов или совпадения поэтов в обращении к одним и тем же словам. Несомненную специфику придают III тому Словаря, по наблюдениям Л. Л. Шестаковой, большие лексические массивы, состоящие из однотипных слов. Это, например, многочисленные слова с приставкой за- (такие как завсегда, загордиться, заездить, заластить, залинять), определившие большой объем стилистических помет в томе, особенно прост. и разг.

В своем выступлении Л. Л. Шестакова отметила, что «Словарь языка русской поэзии XX века» – это не толковый словарь, он не дублирует информацию из общеязыковых словарей. Но в тех случаях, когда читатель не может найти слово в общедоступных справочниках, оно получает краткое толкование. И тем самым Словарь выполняет функцию глоссария.

Л. Л. Шестакова упомянула также, что на базе «Словаря языка русской поэзии XX века» ведется работа над малыми словарями. Один из них – «Собственное имя в русской поэзии XX века: Словарь личных имен» (авторы-составители В. П. Григорьев, Л. И. Колодяжная, Л. Л. Шестакова) – был издан в 2005 г. В настоящее время по гранту РГНФ подготавливается несколько электронных аспектных словарей поэтического языка.

«Публикация III тома «Словаря языка русской поэзии ХХ века», –продолжила Л. И. Колодяжная, – для нас, составителей и редакторов – событие огромной важности, и, прежде всего, потому, что оно означает продолжение дела нашего учителя Виктора Петровича Григорьева, светлой памяти которого эта книга посвящена. Продолжение дела человека – это и есть, может быть, одна из составляющих бессмертия. Великий образ Виктора Петровича, воспоминания о беседах с ним, наконец, чтение его книг, его комментариев к строкам Словаря – неизменно вдохновляют нас в этой работе». Первая публикация материалов Словаря, отметила Л. И. Колодяжная, была осуществлена в 1998 году. Это была небольшая, но очень значимая для коллектива книга, включившая все статьи на букву А. На этом материале отрабатывалась методика составления статей, которая с небольшими изменениями используется и в настоящее время. Книга называлась «Самовитое слово» (образ Велимира Хлебникова) и предварялась эпиграфом из стихотворения Осипа Мандельштама: «Народу нужен стих таинственно-родной...». Десять лет жизни Словаря в книжных и интернет-изданиях оправдали формулу поэта. Да и сам итог десятилетней работы значителен; опубликовано 5 книг:

Словарь «Самовитое слово» (буква А. М., 1998. – 160 с. );

I том Словаря (буквы А, Б, В. М., 2001. – 896 с. );

II том Словаря (буквы Г, Д, Е, Ж. М., 2003. – 800 с. );

III том Словаря (буквы З, И, К [КРУГ], 2008. – 792 с. );

«Собственное имя в русской поэзии ХХ века: Словарь личных имен» (буквы А–Я. М., 2005. – 496 с. ).

Суммарное количество словарных статей в этих книгах превышает, по подсчетам Л. И. Колодяжной, 20000, что составляет почти 50% от планируемого объема статей. О том, что эти книжные издания востребованы, говорит информация в сети Интернет: Словарь рекламируется и продается в различных интернет-магазинах, в том числе крупнейшем из них –«OZON.RU». По материалам Словаря создано несколько интернет-версий: словарь «Религиозная лексика в стихах русских поэтов Серебряного века» (А–Я); словарь «Цитаты для всех. Эвристика в стихах русских поэтов Серебряного века» (А, Б, В); книга «Собственное имя в русской поэзии ХХ века: Словарь личных имен» (А–Я). О популярности среди пользователей сети Интернет этих словарей свидетельствует статистика выдачи, которая ведется на сайте библиотеки «Благовещение» (www.wco.ru). Общее число выдачи словарей «Религиозная лексика...» и «Цитаты...» – около 11000, что фактически можно определить как электронный тираж. Интернет-версия Словаря личных имен помещена на двух сайтах – филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, где она входит в КАТАЛОГ сайтов МГУ, и на учебном сайте «Толковые словари по русской литературе» (www.literapedia.com). О работе со Словарем личных имен на последнем сайте говорит тот факт, что из 10 наиболее востребованных пользователями слов 3 находятся в нашем Словаре (крученыховский, Фелица, Александр). Л. И. Колодяжная пожелала всем составителям и редакторам «Словаря языка русской поэзии ХХ века» дальнейшей успешной работы, тем более что в настоящее время грантом РГНФ поддержана заявка коллектива на создание новых малых словарей поэтического языка.

Н. А. Фатеева рассказала, как Виктор Петрович Григорьев сам представлял в 2003 г. второй том Словаря на семинаре «Проблемы поэтического языка». «С тех пор прошло много времени, – сказала она, – с публикацией третьего тома были трудности, но, наконец, он вышел, и не случайно на его обложке написано З–КРУГ (можно прочитать: третий круг). Сейчас мы будто вырвались из замкнутого круга в работе со словарем, но начинается новый «самостоятельный» круг, который возлагает на нас больше ответственности».

Н. А. Фатеева напомнила о самой идее Словаря, принадлежащей В. П. Григорьеву, и тех нападках, которым эта идея подвергалась. Первый упрек состоял в том, что в Словаре минимальна зона толкований, а также отсутствует дифференцированность в подаче значений слова. По мнению Н. А. Фатеевой, как раз достоинством Словаря является то, что его авторы-составители не вторгаются в тонкую ткань семантики поэтического слова, боясь что-либо сдвинуть или нарушить. Дело в том, что значение поэтического слова актуализируется именно в контексте или в совокупности контекстов, и его уникальность как раз состоит в том, какое приращение или изменение смысла оно получает именно в данной словесной конструкции. «Мне приходилось работать, – продолжила Н. А. Фатеева, - с другими авторскими словарями («Словарем языка Пушкина», «Словарем языка Достоевского»), в которых даются толкования лексем и приводятся иллюстрации. Однако уже при первом чтении словарных статей обращает на себя внимание то, что само выделение значений и порядок их представления в словаре находятся в субъективной воле составителя и часто не отражает реальную картину художественного словоупотребления, которая гораздо сложнее и разветвленнее. Конечно, наш Словарь — это словарь для филологов, специалистов в области художественной речи, и он дает материал для дальнейших изысканий лингвистов и литературоведов».

Второй упрек, отметила Н. А. Фатеева, заключался в том, что в Словаре представлены материалы всего по 10 поэтам., хотя он и называется «Словарь языка русской поэзии ХХ века». Не надо забывать, однако, какие поэты представлены в Словаре. Это Анненский, Ахматова, Блок, Есенин, Кузмин, Мандельштам, Маяковский, Пастернак, Хлебников, Цветаева. Если рассматривать поэтический язык ХХ века с диахронической точки зрения, то тексты всех этих поэтов, датируемые концом XIX века – 60-ми годами ХХ века (Ахматова, Пастернак), действительно, отражают динамику поэтического словоупотребления, а также тот эстетический потенциал каждой из представленных лексических единиц, который был накоплен предшествующим развитием русской поэзии. Причем в Словаре с одинаковой полнотой контекстов представлены как знаменательные, так и служебные слова, и нередко статьи, посвященные предлогам, междометиям, союзам, не менее интересны с лингвопоэтической точки зрения, чем статьи на знаменательные части речи.

Присутствовавшие на заседании Т. Л. Беркович, И. М. Кобозева, Н. М. Азарова и др. задали авторам-составителям целый ряд вопросов. Они касались состава словника, характера заголовочной единицы, устройства словарной статьи и принципов размещения в ней контекстов, семантической характеристики слов, возможности введения в Словарь материалов из произведений др. поэтов, например обэриутов. Отвечая, в частности, на последний вопрос, Л. Л. Шестакова сказала, что простота структуры словарной статьи позволяет довольно легко дополнять Словарь новыми материалами, которые, конечно, несколько изменят реконструируемую им картину поэтического словоупотребления. Другое дело, что заниматься такими дополнениями лучше после завершения основной работы над Словарем. В связи с этим же вопросом Н. А. Фатеева отметила, что даже если в Словаре не представлены, например, обэриуты, то мы как раз можем, отталкиваясь от материалов Словаря, определить особенность их словоупотребления как бы от противного.

В заключение участники заседания выразили надежду на то, что работа над Словарем успешно продолжится и последующие тома будут выходить без больших перерывов.



[Титульная страница семинара]