Хроника постоянного научного семинара «Проблемы поэтического языка»

(Руководитель — д. ф.н. Н. А. Фатеева)

[Текущие заседания]

27 октября с докладом «Опыт стихового членения в церковном распеве. Изоколичность и хиазм» выступил священник Алексей Агапов.






Докладчика занимал вопрос, до сих пор не получивший удовлетворительного научного ответа: обладают ли церковнославянские богослужебные тексты неким имманентным поэтическим критерием? В церковных песнопениях, как и в русском верлибре, отсутствует метр и регулярная рифма. Вдобавок здесь (в отличие от верлибра) нет графически закрепленного «авторского» стихового членения. Несмотря на то, что текст молитвословия содержит особые синтаксические сигналы начала стиха, практически всегда оказывается возможным предложить несколько вариантов его «разбивки». Исполнитель, выбирая тот или иной вариант членения из ряда возможных, становится истолкователем текста для церковного собрания. Какими принципами он может (или должен) руководствоваться? Ни так называемые «синтаксические сигналы начала стиха», описанные К. Тарановским, ни «изоколический принцип» (т. е. тонический, где счет – по числу фонетических слов), предложенный Р. Пиккио, по мнению Агапова, не дают однозначного руководства к тактировке песнопения. А ритмико-мелодические особенности музыкального распева выходят за рамки лингвистического исследования.

Докладчик предложил рассматривать церковнославянские богослужебные тексты (как переводные, так и оригинальные) как хиастические конструкции. Именно выделением «хиастической оси» в распеваемом молитвословии можно объяснить такое явное нарушение «изоколического принципа»:

Благодаримъ тя, христе боже нашъ,
яко насытилъ еси насъ земныхъ твоихъ благъ,
не лиши насъ и небеснаго твоего царствiя:
но яко посредѣ учениковъ твоихъ (/?) пришелъ еси, спасе, миръ даяй имъ,
прiиди къ намъ и спаси насъ.

В таком варианте третья строка распева из пяти оказывается в центре – она и выполняет функцию «осевого центра» хиастической конструкции. Эта молитва особенно интересна, поскольку вторая ее часть представляет собой самостоятельное песнопение – воскресную стихиру 3-го гласа. И здесь она распета иначе:

Якоже посредѣ учениковъ твоихъ
пришелъ еси спасе, миръ даяй имъ,
прiиди къ намъ и спаси насъ.

Если распеть первый пример как конструкцию из шести строк, соизмеримых по изоколическому принципу (разбить колон 4 пополам), тогда «ось» молитвы «потеряется» между строками 3 и 4.

Далее в докладе были представлены курьезные примеры, когда тактировка песнопений в духе «строгого изоколизма» (без учета хиастического принципа) на поверку располагает в качестве хиастической оси совсем «не осевые» вещи. Например: «умильно глаголемъ» вместо «покрый насъ честнымъ твоимъ покровомъ» (в тропаре Покрову Богородицы).