Семинар «Теория и практика авторской лексикографии»

[Титульная страница семинара]

 

24 апреля 2018 года на очередном заседании семинара с докладом «Словарь языка И. С. Тургенева: опыт составления научно-популярно-учебного идиоглоссария» выступил доктор филологических наук В.С. Елистратов (МГУ им. М. В. Ломоносова).

 

 

Идиостиль И. С. Тургенева (200 лет со дня рождения которого мы отмечаем в 2018 году) занимает особое место в палитре идиостилей русских писателей-классиков, являясь своеобразным «золотым сечением» русской литературы. Он архетипически-универсален. Составляемый нами «Словарь языка И.С. Тургенева» является попыткой решить триединую задачу: научно-академическую, популяризаторско-просветительскую и дидактико-педагогическую. Словарь составлен так, чтобы им мог пользоваться самый широкий круг читателей, интересующихся творчеством Тургенева. В этом смысле формат его микро- и макроструктуры в известном смысле «облегчен» (по сравнению с академическими словарями идиостилей). В целом он использует тот же арсенал «лексикографем», что и самые популярные словари (Словарь Ожегова и др.); несколько расширена зона лингвокультурологических комментариев. Единицы словаря – то, что можно самым широким образом охарактеризовать как глоссы (авторские неологизмы, архаизмы, историзмы, специфические диалектизмы и т. п.). Словарем охвачены основные прозаические тексты писателя (около 80 текстов: романы, рассказы, очерки). Объем словаря – примерно 30 000 п.л. (около 3 000 единиц).

Образцы словарных статей

 

КАПЛЮ́ЖНИК, -а, м. Крохобор, скряга, человек, одержимый мелкой корыстью; ничтожество, мразь, возм. алкоголик, пьяница, опустившийся человек. «– Дрянь! колпак! – завопил Биндасов. Вагоны катились все шибче и шибче, и он мог безнаказанно ругаться. – Скряга! слизняк! каплюжник!» Изобрел ли Биндасов на месте это последнее наименование, перешло ли оно к нему из других рук, только оно, по-видимому, очень понравилось двум тут же стоявшим благороднейшим молодым людям, изучавшим естественные науки, ибо несколько дней спустя оно уже появилось в русском периодическим листке, издававшемся в то время  в Гейдельберге под заглавием: «Au tout venant je crache!» (выделено И.Т.) или «Бог не выдаст, свинья не съест». («Дым»). То же у В.Короленко и др. Из диал. Ср. у В.Даля «каплюжничать», «капелюжничать» – «сливать в кабаке капли, остатки из вылитой посуды, упиваясь этим; вообще пить, пьянствовать, жадно искать случая упиться. Скаредничать, крохоборствовать». «Каплюга», «каплюжка», «каплюжник» – «пьянчужка, пьяница, особ. на чужой счет; кто каплюжничает по кабакам, точит лясы, приманивая народ; это всегдашние заступники за целовальника. Скряга, скаред, крохобор, жидомор». Ср. «каплюжний», «каплюжник» в зн. полицейский, любой полицейский чин. Из вор. жарг. (Вс.Крестовский, Н.Смирнов). См. подробнее В.Виноградов, 1999, с. 768.

КА́ПОРЦЫ, -ев. Каперсы, почки кустарника каперс («Capparis spinosa»), «приготовленные с уксусом и солью и употр. в качестве приправы к кушанью (кулин.)» (Д. Ушаков). …посинелый угорь с капорцами и уксусом… («Вешние воды»). От греч. «Kapparis» (лат. «capparis»). В русский яз. пришло, вероятно, из англ. «capera» или голландск. «kappers» через фр. «câpres».

КАПРАЛ: кто палку взял, тот и капрал. См. КТО.

КАПУ́СТА: капу́сту руби́ть. Здесь: об отрывочной, резкой, монотонной речи. Маркелов забарабанил глухим и злобным голосом, настойчиво, однообразно («ни дать ни взять, капусту рубит», – заметил Паклин). («Новь»).

КА́ЧЕСТВО: во все ка́чества доходи́ть. Шутл. о ком-л., кто в чем-л. хорошо разбирается, является «докой», «мастером», «виртуозом», искушенным профессионалом. …а что до женского пола, просто во все качества доходил… («Муму»). Из прост.

КНА́СТЕР, -а, м. Сорт крепкого курительного табака. …немец достал трубку, закурил свой кнастер… («Фауст»). От нем. «Knaster», которое из исп. (см. подробнее М.Фасмер). То же у А.Чоянова («с медом сваренный кнастер»), Б.Пастернака («снасти крепки, как раскуренный кнастер»).

КОЛОМЯ́НКА, -и, ж. Полотняная ткань из чистого льна или с добавлением пеньки. Свободно вздохнула Александра Павловна, очутившись на свежем воздухе. Она раскрыла зонтик и хотела было идти домой, как вдруг из-за угла избушки выехал, на низеньких беговых дрожках, человек лет  тридцати, в старом пальто из серой коломянки и такой же фуражке. («Рудин»). То же у Ф.Достоевского, А.Чехова и др. Согласно М.Фасмеру, из нем. или голландского; с народно-этимологическим наложением с «Коломна». Др. варианты: «каламянка», «коломенок», «коломена» и др. См. подробнее: Р.Кирсанова, 1989, с. 127–128.

КОММИ́, нескл., м. Служащий магазина, приказчик, продавец. Таким голосом особенно удобно отдавать приказания подчиненным комми: «Покажите, мол, ту штуку пунсового лионского бархата!» – или: «Подайте стул этой даме!». («Вешние воды»). Должно полагать, что в то время в целом Франкфурте ни в одном магазине не существовало такого вежливого, приличного, важного, любезного главного комми́ (ударение – И.Т.), каковым являлся г-н Клюбер. (Там же). То же у Н.Гоголя и др. От фр. «commis» в том же зн. Ср. с современным «комми» - сокращ. от «коммивояжер» или «коммерсант».

КОРНАЛИ́НКА, -и, ж. Сердолик, корналин, карнеол, небольшой камешек сердолика. «Таково сердце человеческое!» – воскликнул бы теперь выразительным голосом какой-нибудь русский учитель средних лет, подняв кверху жирный указательный палец, украшенный перстнем из корналинки; но что нам за дело до мнения русского учителя с выразительным голосом и корналинкой на пальце? («Дневник лишнего человека»). От фр. «cornaline».

КРЕБС, -а, м. Старинная карточная игра. …играли в карты, но тоже всё в старинные игры: в кребс, в ламуш или даже в бостон сампрандер! («Новь»). Др. вариант – «крепс» (у А.Пушкина, Д.Давыдова и др.). Нем. «Krebs».

КРЯ́КОВЫЙ: кря́ковая у́тка. Т.н. кряква, птица из семейства утиных, самая распространенная дикая утка. На этом-то пруде, в заводях или затишьях между тростниками, выводилось и держалось бесчисленное множество уток всевозможных пород: кряковых, полукряковых, шилохвостых, чирков, нырков и пр. («Льгов»).

КТО: кто палку взял, тот и капрал. Кто ведет себя более нагло, бесцеремонно, самоуверенно, не считаясь с мнениями и интересами остальных людей, тот и одерживает верх. Видят люди: большого мнения о себе человек, верит в себя, приказывает – главное, приказывает; стало быть, он прав и слушаться его надо. Все наши расколы, наши Онуфриевщины да Акулиновщины именно так и основались. Кто палку взял, тот и капрал. («Дым»). То же у Ф.Решетникова, Гарина-Михайловского. У В.Даля: «в нашем полку нет толку, кто раньше встал да палку взял, тот и капрал».

КУВЕ́РТ, -а, м. Конверт. Он собрался, наконец, с духом и разом разорвал куверт. («Дым»). От фр. «couvert» в том же зн. (устар.). Ср. др. зн.: «прибор за (парадным) обеденным столом» (Д.Ушаков); в данном зн. встречается у М.Загоскина, Л.Толстого и др.

КУ́НШТЮК (или КУНШТЮ́К), -а, м. Ловкий прием, уловка, фокус, хитрость. …Латкин, под влияньем необъяснимого, непонятного чувства – зависти, жадности – а быть может, и под мгновенным наитием честности, – «подвел» моего отца, выдал его общему их доверителю, богатому молодому купцу, открыв глаза этому беспечному юноше на некоторый… некоторый кунштюк, долженствовавший принести значительную пользу моему отцу. («Часы»). То же у А.Куприна, А.Н. олстого и др. От нем. «Kunststück» в том же зн.

КУПИДО́НЧИК, -а, м. Здесь: симпатичная девушка. …особенное наслаждение испытывал он только тогда, когда ему случалось встретить «купидончика», то есть хорошенькую мещаночку, спешившую домой в накинутой на плечи душегрейке, с узелком в голенькой ручке и с пестрым платочком на голове. Будучи, как он сам выражался, комплекции чувствительной, но скромной, Кузьма Васильевич не заговаривал с «купидончиком», зато приветливо улыбался ему, долго и внимательно глядел ему вслед. («История лейтенанта Ергунова»).

КУПИДО́НУШКА, -и, м., собств. Шутл. Капитон, «Капитонушка». Ох, уж этот мне Капитонушка, Купидонушка! («Старые портреты»). Аллюзия к «Купидон» - бог любви у древних римлян, красивый мальчик, юноша. Ср., напр., КУПИДОНЧИК.

КУРАТО́Р, -а, м. Кура́тор, здесь в общеирон. зн.: крупный чиновник, «величина». Вот и зятики мои – хоть один из них и сенато́р, а другой какой-то там курато́р – тож соску сосут (курят – В.Е.) – и за умниц тож себя почитают!.. («Старые портреты»). Вероятно, на фр. манер (с ударением на последнем слоге).